GEOWAP.MOBI
GEOWAP.MOBI
-------
+ Мировая рок-культура
-------

Дата публикации: 05.2003
Прислал: Denny
Источник: Fuzz #11/12, 1998
// "Лирика" - история альбома
За пределами Москвы эту неуловимую группу-фантом причисляли к категории "диссидентов от рока" - и не без оснований. Эксплуатируя характерные особенности советской действительности, идеолог ДК Сергей Жариков пытался на этой основе пропагандировать и внедрять в сознание слушателей т. н. "новую реальность", в рамках которой действительность начинала восприниматься удивительнее вымысла.
"Мы пытались на рыхлой и водяной национальной почве создать стиль, заморозив эту воду и сделав ее форменной, - вспоминает он. - Создать стиль в среде, совершенно чуждой стилю, можно было только извне. Мы описывали систему на другом языке, дистанцировавшись от нее. В результате каждый видел в ДК именно то, что ему хотелось видеть".
Неудивительно, что в свете подобных теорий Жариков воспринимал рок не как музыку, а как определенную идеологию и субкультуру. Он не без оснований считал, что в сравнении с роком классическая музыка - глубже, джаз - актуальнее, а авангардный джаз - техничнее. Непосредственно в роке Жарикова привлекала его философская сторона и те группы, которые обладали не только продуманной мифологией, но и собственной философией: CLASH, TALKING HEADS, DEVO, CAN. Иногда в репертуаре ДК даже появлялись песни-посвящения - своеобразная дань уважения вышеназванным командам. Из советских рок-групп Жариков долгое время признавал лишь две - МУХОМОР и ЗООПАРК.
"Рок - явление культуры, а не искусства, - писал Жариков в издаваемом им журнале культорологической направленности "Сморчок". - Тип рок-творчества - фольклорный, а пафос - контркультурный и нивелирующий".
Творческие истоки своих концепций Жариков находил в трудах русских философов рубежа столетий. Жариков был библиофилом и обладал прекрасной библиотекой старинных книг. Помимо философских трудов Леонтьева, Розанова, Бердяева, Соловьева и Федорова Жариков также увлекался французской поэзией и русским декадансом. С огромной любовью и энтузиазмом он коллекционировал пластинки с классической музыкой, отдавая предпочтение Прокофьеву и Моцарту. В конце 80-х под этикеткой ДК Жариков даже выпустил целый альбом, в котором его стихотворения были наложены на музыку Прокофьева. Альбом назывался "Зеркало - Души", а сам Жариков, создавая его, считал, что языческие интонации в музыке Прокофьева весьма созвучны идеям группы ДК.
...Принято считать, что первые альбомы ДК начал записывать в самом конце 82-го года. Первоначально это был набор композиций, которые игравший на ударных Жариков, гитарист Дмитрий Яншин, басист Сергей Полянский, вокалист Евгений Морозов, ритм-гитарист и трубач Виктор Клемешев успели отрепетировать, выступая на танцах и свадьбах. Во время этих концертов ДК экспериментировал с собственным звуком, который воспринимался тогда продвинутыми рок-критиками и поклонниками группы как сверхудачная мимикрия под панк.
Любопытно, что факт выступлений ДК на народных гуляниях никогда особенно не скрывался. Во-первых, сами музыканты сделали сознательный выбор между карнавальными нравами пьяных обжираловок и армейскими порядками "Ро-сконцерта". Во-вторых Жариков, которого музыканты уважительно называли "Батя", считал культуру танцплощадок истинно народной культурой и даже выдвигал целую теорию о том, что знаменитый блюз с "Led Zeppelin III" "Since I've Been Loving You" построен на традициях цыганского романса. Неудивительно, что половину репертуара раннего ДК составляли блюзы, ритм-энд-блюзы и рок-н-роллы.
...Сложно с математической точностью безошибочно разобраться в альбомографии ДК, но именно альбом "Лирика" (1983) принято считать первой ударно-концептуальной работой группы. Его основная часть была записана в конце 82-го года в подвале общежития Института Стали и Сплавов. По своей смысловой нагрузке "Лирика" был социальным альбомом с явной идеологической подоплекой. Поток черного света, алкогольные страсти, кладбищенские настроения, рвотно-блевотная тематика, люмпенская жизнь - другими словами, выверенные пародии на советскую "сказку, ставшую былью".
Жариков не без доли цинизма считал, что идиотизм героев альбома следует рассматривать исключительно в русле тезиса "они не ведают, что творят". К примеру в "Песне О Большой Любви" фактически обыгрывался тезис Ницше "подтолкнуть падающего" - в контексте социалистической системы, паразитировавшей на собственных гражданах. Построенный всего на двух аккордах, этот параноидальный рэггей заканчивался рефреном "если вдруг ты будешь тонуть/я не стану тебя спасать, я буду топить", причем последнюю фразу вокалист Евгений Морозов повторял с садистски-чернушными интонациями добрый десяток раз.
"Такую песню можно было играть на концертах по полчаса, - рассказывает Жариков. - Общий эффект усиливала манера пения Морозова - из пяти аккордов он выбирал максимум три и всю мелодию строил на них. Его вокальные особенности подразумевали только два вида текстов - либо про алкоголиков, либо про говно. Соответственно, потенциал группы заметно сужался".
Спустя пятнадцать лет можно смело сказать, что Жариков был несправедлив к Евгению Морозову - пожалуй, одному из сильнейших вокалистов за всю историю советского рока. И одна из наиболее пронзительных композиций ДК "Заберите Вашу Жизнь" в его исполнении стала характерным символом того времени: "Заберите вашу жизнь с признаками рвоты/заберите вашу жизнь с запахом блевоты/заберите стариков с глупыми речами/заберите дембелей с длинными чубами".
В начале 80-х Морозов учился в Гнесинском музучилище, пел в оркестре Кролла, и его низкий "мужицкий" голос, напоминавший охрипшего Шевчука, долгие годы служил фирменным знаком раннего ДК. Несмотря на то, что чаще всего Морозов знакомился с текстом перед самой сессией, он всегда отчетливо понимал смысл и "вторые планы" исполняемых композиций. Примечательно, что когда во время записи "Лирики" кто-то из группы предложил исполнить мрачнейший и душераздирающий "Прореха Шейк" бэк-вокалисту Володе Рожкову, Морозов, по воспоминаниям Жарикова, "заревновал, как брошенная красная девица", после чего этот вариант трэка таинственным образом исчез.
Большую роль в формировании музыкального стиля ДК играл гитарист Дмитрий Яншин. Яншин учился вместе с Жариковым еще в Институте Электронного Машиностроения. В музыке он больше тяготел к эстетике Маклафлина и Фрэнка Заппы, но в рамках ДК его гитарные партии и шейкообразные разновидности рок-н-роллов ("Шизгара-Шейк", "Марш Энтузиастов") были стилистические безупречны. На "Лирике" он также аранжировал "Концерт Для Васи С Оркестром", а его дикое гитарное соло на "Бледной Разлуке" позднее варьировалось в разных вариантах в рамках его проекта ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ. Примечательно, что именно Яншин в студенческие годы оказался автором текста первого хита ДК "Шизгара" ("Я выпью бутылку водки - вот так/жене фонарь поставлю - ништяк"), после которого Жариков (по версии Яншина) подобные песни начал писать просто сотнями.
Что же касается самого Жарикова, то его любовь к минимализму в духе Филиппа Гласса и раннего CAN напрямую распространялась на собственную барабанную манеру игры.
"Жариков очень обстоятельно готовил себе инструменты, - вспоминает Яншин. - Что-то всегда вытачивал, подгонял обручи, бубенцы, колокольчики, и, как знаменитый барабанщик из ГУНЕШ, обвешивался ими. И это занимало его на репетициях не меньше, чем сама музыка".
Переслушав массу самых разнообразных пластинок - от классики до фри-джаза, Жариков пришел к выводу, что функция барабанщика в рок-группе идентична роли шамана.
"Я всегда любил барабанщиков-тотемистов, таких как Бонэм или Ринго Старр, - рассказывает он. - В основном барабан должен действовать на нижние чакры, а не звенеть и перезваниваться тарелками и альтами".
Выступая звукорежиссером и продюсером записей ДК, Жариков записывал барабаны в джазовой манере: один микрофон, подвешенный на специальном "журавле", снимал звук сверху, а второй микрофон шел на бочку. Остальных музыкантов Жариков записывал по тому же принципу, по которому в большинстве студий мира (к примеру, на "Deutsche Grammophon") до недавнего времени записывали симфонические оркестры. Два микрофона ставились в конце зала и "снимали" не только прямой сигнал, идущий со сцены, но и естественную реверберацию в виде отраженного эха. Вокал (вместе с микрофоном "на журавле") пропускался через усилитель с пружинным ревером. Барабанная бочка шла на один канал магнитофона "Ростов", а бас Полянского - на другой.
Необходимо отметить, что немалая заслуга в оформлении оригинального звукового ряда ДК принадлежала Евгению Морозову, создавшему своими руками комплект простейшей аппаратуры, на которой по вечерам в Институте Стали и Сплавов проводились дискотеки, а по ночам писалось ДК.
"Мы сознательно отказываемся от безукоризненно чистых дублей в записи, предпочитая им интонационно и драматургически более выразительные фрагменты, - так декларировал в 83-м году Жариков принципы студийной работы ДК. - Очень часто "чистая" и "гладкая" запись становится мертвой и автоматически теряет свое художественное значение".
Большинство альбомов ДК записывалось в течение нескольких часов, обеспечивая таким образом максимальную свободу всех музыкантов в творческом поиске.
"Часть песен из "Лирики" мы исполняли на танцах еще в семидесятых годах, - говорит Жариков. - Когда альбом был записан, Дима Яншин предложил не торопиться с его выпуском, так как на пленке не хватало гармонических инструментов. Это воспринималось как кураж, как театр, но не как музыка. Я хотел выпустить "Лирику" сразу, но Яншин убеждал меня подождать. Как оказалось впоследствии, он был прав".
В итоге альбом начал распространяться лишь после того, как спустя некоторое время на него были наложены клавишные партии, сыгранные Александром Белоносовым, в недалеком будущем - музыкантом группы ЗОДЧИЕ.
"Первоначально мы думали, что можно выехать на одной только идее и обойтись без клавиш и ритм-гитары, как GRAND FUNK, - вспоминает Жариков. - Но потом оказалось, что текст и голос с минимальным инструментальным сопровождением можно прослушать максимум несколько раз, а потом это все приедается. Нам были нужны какие-то технические усовершенствования, новые краски, новые гармонии".
Показательно, что с приходом Белоносова в ДК на сессиях группы все чаще и чаще начал применяться метод свободной импровизации. Теперь авангардистская вседозволенность и импровизационный подход музыкантов к студийному процессу стал характерным моментом большинства сессий ДК.
"Мы с Полянским начинали играть, - вспоминает Жариков, - и никто не знал, где композиция начинается, а где заканчивается. Так, к примеру, работали в студии музыканты CAN, так записывался наш альбом "Стриженая Умная Головка". Группа играла определенный рисунок, а потом на пленке отрезалось несколько фрагментов, из которых выбирались наиболее удачные куски".
Когда у ДК "проклевывалась" ансамблевая игра (как на композициях "Бледная Любовь" и "Прореха-Шейк"), то прорыв следовал за прорывом, удача за удачей, и сами музыканты страшно подзаводились от создаваемого ими драйва. Из того же Белоносова просто пер дух советской действительности и в жестких условиях временных ограничений он мог внутри одной композиции запросто переходить с мелодии Лебедя-Кумача на позывные "Маяка" ("Марш Энтузиастов") или соединять между собой народную песню "Шумел Камыш" с саундтрэком из кинофильма "Весна на Заречной Улице" ("Шишкин Блюз").
Подобный китчевый орнамент аранжировок вкупе с чернушными стихотворениями Жарикова и блюзово-рок-н-ролльным репертуаром ДК придавали "Лирике" ностальгическую ретро-направленность. Своими ранними работами - такими, как "Лирика" и "10-й Молодежный Альбом" - ДК довольно убедительно прикрыл за собой дверь в семидесятые. Оглядываясь назад, они упорно продолжали двигаться вперед, оставляя у себя за спиной толпы недоброжелателей и шлейф из разрушенных штампов, изуродованных клише и поруганных стереотипов Большого Рока. Так создавались новые сплавы. Так закалялась сталь.
Александр Кушнир
//
-------
»Мировая рок-культура
»На главную
© GEOWAP.MOBI: Бесплатные загрузки и сервисы
Версия сайта: XHTML//WML
[Онлайн: 3]

waplog li WapStart
[Gen: 0.0083 | Time: 13:24]